Главная > Чем ценна ручная работа

Чем ценна ручная работа


Многие любители комнатного содержания птиц держат у себя дома питомцев за красивую внешность, занимательные повадки, крепкую дружбу с хозяином. Хотя особенно широкое распространение в домашних условиях получили такие экзотические птицы, как попугаи, различные ткачики, астрильды, тропические виды вьюрковых, овсянки, кардиналы, а также мелкие виды голубей и перепелов, многие представители отечественной фауны не менее интересны для содержания в неволе.
Так, например, врановые птицы, птенцов которых часто находят выпавшими из гнезд, легко выкармливаются человеком, быстро привыкают к полувольному образу жизни и становятся любимцами дачного времени года. Они замечательны своими повадками, большой сообразительностью и верностью хозяину.
Яркость окраски, грация, занятное поведение и простота ухода часто привлекают интерес к содержанию в неволе перепелов (обыкновенного и немого), горлиц (малой и кольчатой), а из воробьиных — соек, снегирей, урагусов и некоторых других птиц. Эти птицы позволяют познакомиться с разнообразием способов токования, характера питания, а голубей и перепелов, кроме того, нетрудно заставить размножаться и наблюдать разные способы заботы о потомстве, различия в развитии и росте птенцов.
Нередко в руки человека попадают и раненые или больные особи, утратившие способность к полету, а также птенцы-слетки, которые не могут самостоятельно прокормиться. Пытаясь их вылечить и спасти от гибели, хозяева, особенно дети, настолько привыкают к ним, что потом держат их у себя дома не один год.
Ловля может стать источником большого количества научных знаний о птицах каждого региона. Прежде всего птицеловы могут оказать незаменимую помощь в обнаружении редких видов. В Ленинградской области, например, первые сведения о канареечном вьюрке, горной коноплянке, черногорлой завирушке, дубровнике были получены от знатока и любителя певчих птиц С. Н. Толстякова.
Проводя значительное время на природе, птицеловы нередко первыми замечают начало или конец пролета того или иного вида, зимнее появление или начало гнездования разных птиц, а стало быть; располагают сведениями, столь важными в фенологических исследованиях.
Наконец, любительская ловля может помогать вести кольцевание и выявлять окольцованных в других местах птиц. К сожалению, число квалифицированных птицеловов-любителей, способствующих решению научных задач в процессе любимого занятия, в нашей стране крайне невелико. Причиной этого являются, с одной стороны, недостаточное внимание, уделяемое научно-исследовательскими коллективами пропаганде кольцевания и вовлечению любителей природы в ряды метчиков, а с другой — боязнь природоохранных организаций выдавать разрешения па отлов значительному числу лиц.
Позиции и тех и других, с нашей точки зрения, в принципе не верны. Они привели к тому, что в настоящее время ко всем ловцам птиц сформировалось отношение как к людям, эксплуатирующим природу с целью наживы, а познавательная, эмоциональная, научная и спортивная стороны ловли оказались как бы забытыми, то есть перестало учитываться главное, ради чего существовали прежде и должны существовать в будущем ловля птиц и другие близкие ей занятия.
Забвение этих сторон любительского птицеловства не только не позволяет выработать правильный подход к содержанию диких певчих птиц дома, но и все больше отпугивает любителей природы и прежде всего молодежь, готовую приобщиться к мечению животных, от процесса активного познания живой природы, столь необходимого сейчас для разумного отношения к ней.

ЧТО МОЖНО УЗНАТЬ О ПТИЦЕ, ВЗЯВ ЕЕ В РУКИ

Важно знать, в какой фазе годового цикла находится отловленная птица. Это во многом определяет отношение к ней и целесообразность оставления в неволе. Чтобы установить, приступила ли птица к размножению или закончила его, началась ли у нее линька (замена старого оперения новым) или миграция, достаточно бывает внимательно ее осмотреть.
Правда, еще до осмотра птицы уже само время года дает возможность предположить, в каком состоянии она может находиться. Поймав особь в весеннее время, остается уточнить, мигрирует птица или размножается, летом — размножается или линяет, осенью — линяет или мигрирует, то есть, осматривая ее, лишь конкретно устанавливаешь, в какой из двух возможных периодов она вступила, а это значительно облегчает задачу.
Пришла ли птица в состояние половой активности, можно определить по степени развития ряда внешних признаков.
О репродуктивной активности самцов воробьиных и некоторых других птиц можно судить по развитию клоакального выступа, который в это время увеличивается и принимает характерную цилиндрическую форму. К концу периода размножения клоакальный выступ уменьшается и вскоре почти полностью исчезает.
У самок в период половой активности клоака тоже увеличивается в размерах, но значительно меньше, чем у самцов. Во время откладки яиц все брюшко принимает сигароподобную форму.
Гораздо ярче, чем размеры и форма клоаки, о репродуктивной активности самки свидетельствует образование наседного пятна. Оно начинает формироваться на брюшной поверхности туловища, в той его части, где не растут перья,— на брюшной аптерии.
Наседное пятно в своем развитии проходит несколько состояний. Внешне это проявляется следующим образом. Прежде всего из брюшной аптерии выпадает покрывающий ее пух. Потом в коже постепенно образуются утолщающиеся кровеносные сосуды. Затем на брюшке возникает отек, напоминающий отек при сильном ожоге. Позднее отек опадает, кожа сморщивается, подсыхает и начинает шелушиться. Наконец, брюшко зарастает новым пухом.
Наличие наседного пятна свидетельствует об участии птицы в размножении, а его состояние позволяет определить, на каком этапе этого процесса птица отловлена.
Известно, что брюшная поверхность очищается от пуха во время строительства гнезда; «васкуляризация кожи» — стадия, когда делаются видными кровеносные сосуды, происходит во время откладки яиц.
Отек появляется к началу насиживания кладки, максимально развивается к моменту вылупления птенцов и постепенно уменьшается (а кожа при этом слегка сморщивается) в течение следующих нескольких дней, когда птенцам в гнезде еще требуется обогрев и птица подолгу сидит на них. К вылету молодых из гнезда кожа на брюшке становится сухой, сморщенной, шелушащейся.
Многие виды птиц за один сезон размножаются дважды, а некоторые выводят и три выводка. При втором и третьем размножениях опять развивается отек и наседное пятно проходит в своем развитии все те же этапы, за исключением первого и последнего — «очищения от пуха» и «зарастания пухом», так как зарастание брюшной аптерии начинается лишь во время линьки, то есть после того, как у птицы заканчивается репродуктивный период.
Кроме формы и размеров клоаки, а также образования наседного пятна о том, что птица готовится к размножению, у некоторых видов свидетельствуют изменения окраски клюва.
Бледные, почти бесцветные в другое время года, в период половой активности клювы многих птиц приобретают интенсивную окраску: чернеют у воробьев, синеют у зябликов и дубоносов, желтеют у скворцов и черных дроздов, краснеют у садовых овсянок и т. д.

ПРОДОЛЖАЕМ ОСМОТР ПТИЦЫ

Асимметрия в росте перьев на теле птицы — следствие их случайной утраты, симметричное отрастание перьев свидетельствует о их закономерной замене в процессе линьки.
За репродуктивным периодом наступает период послебрачной линьки. У молодых птиц осенняя (постювенильная) линька протекает вскоре после оставления ими гнезд и перехода к самостоятельной жизни. Чтобы увидеть, линяет ли пойманная птица, нужно раздуть оперение на голове, спине, груди, расправить и рассмотреть поочередно одно и другое крыло, хвост.
Тогда среди старых или уже новых окончательно сформированных перьев у птицы будут обнаружены «пеньки» и «кисточки» перьев, растущих взамен выпавших. Часто птица утрачивает некоторые перья случайно: в драке или вырываясь из лап схватившего ее хищника. Вскоре на месте утерянных перьев начинают расти новые. Но рост перьев взамен случайно утраченных не является линькой, наступление которой связано с серьезными гормональными и обменными перестройками в организме.
Отличить восстановление нечаянно утерянных перьев от закономерного процесса смены оперения помогает то, что во время линьки оперение заменяется в строго определенной последовательности. При этом для всех видов птиц характерно, что замена симметрично расположенных на теле перьев идет одновременно или почти одновременно, на каждом обособленном участке оперения (например, брюшном, спинном, плечевых, бедренных) замена происходит последовательно от центральных рядов к периферийным.
Во время линьки взрослых птиц маховые перья отрастают последовательно
У воробьиных птиц характер осенней линьки становится хорошим определительным признаком возраста. Осенняя линька молодых, за исключением линьки жаворонков, ополовников, скворцов и воробьев, не затрагивает наружных (первостепенных) маховых перьев. У взрослых, напротив, смена оперения начинается с 10-го (от наружного края крыла) махового пера. Затем вступают в линьку 9-е, 8-е и т. д. Замена перьев от 10-го до 1-го растягивается на весь период линьки. Поэтому если берешь птицу в руки и видишь, что у нее растут перья на груди, спине, плечах, бедрах и в то же время смены первостепенных маховых не наблюдается, можно быть уверенным — это молодая особь; если же кроме мелких перьев туловища и крыла линяют маховые и рулевые перья — взрослая. Недействительно данное правило лишь для скворцов, жаворонков, воробьев и ополовников.
Неопытный натуралист, случайно отловив слетка, у которого еще не полностью отросли маховые перья первого наряда, принимает его за линяющую взрослую птицу. Обнаружив у птицы растущие маховые, нужно обратить внимание на их размеры. Если все маховые развиты одинаково, то они не могут быть линяющими. Как уже упоминалось, выпадение маховых происходит последовательно и в крыле линяющей птицы эти перья будут разной длины.
У оперяющихся слетков все маховые перья формируются одновременно
Однако больше распространена другая ошибка, когда у молодых птиц отрастание перьев первого перьевого наряда (юношеского) принимается за их осеннюю линьку. Маховые перья у слетка отрастают быстро, но мелкое оперение на теле продолжает формироваться после вылета из гнезда, когда птица уже хорошо летает и становится самостоятельной. В таком возрасте растущие юношеские перья обнаруживаются на периферии брюшного, спинного, плечевых участков, тогда как первые линяющие перья появляются позднее в центрах этих участков.
Растущие после вылета из гнезда юношеские перья столь же мягкие и рассученные, как уже выросшие во время пребывания в гнезде. В отличие от них в результате линьки птица наденет наряд из других, более плотных, иначе окрашенных перьев, подобных тем, которые носят взрослые особи.
О миграционном состоянии, которое у многих видов наступает после окончания линьки, удается судить по отложению жировых запасов или месту отлова птицы. Если во время линьки подкожных жировых запасов почти никогда не бывает, то с переходом в миграционное состояние жир начинает накапливаться и хорошо виден в межключичной ямке, на брюшке и на боку под крылом.
Взяв птицу в руки, нужно попытаться выяснить, здорова ли она.
Некоторые признаки болезней бросаются в глаза сразу: вздутия на лапах и крыльях, наросты на клювах, истечения из ноздрей. Внешний вид других больных птиц лишь косвенно свидетельствует о их болезненном состоянии: вздутие живота, «усыхание» большого грудного мускула и, как следствие этого, выпячивание киля грудины, загрязнение жидким пометом перьев подхвостья. Все это, как правило, признаки заразных болезней, которые мы пока не умеем быстро диагностировать и эффективно лечить. Поэтому, поймав такую птицу, постарайтесь поскорее ее выпустить на волю, иначе будет подвергнута серьезной опасности жизнь тех обитателей, которые уже давно содержатся в домашних условиях.
Нередко при ловле попадаются и калеки: одноглазые, одноногие, некогда со сломанным, а теперь с висящим крылом. Такие птицы имеют малые шансы на выживание в природе. Чаще всего они бросаются в глаза в конце осеннего пролета, когда в тяжелых погодных условиях теряют силы, а с ними и осторожность. Улететь же вовремя им помешала травма, она препятствовала своевременному приходу в состояние миграционной активности или вынуждала двигаться по трассе пролета медленнее.
Человек, знающий цену жизни, пусть это даже жизнь маленькой птицы, всегда пожалеет калеку и оставит ее у себя на вечное проживание по инвалидности.

ТРУДНО ЛИ ДЕРЖАТЬ ПТИЦ

Иметь птиц, привыкших к неволе, проще, чем приучить к ней диких, только что отловленных особей. Лишь зная основы содержания, можно надеяться на успех в приручении. Это заставляет нас начать новый раздел со сведений о потребностях птиц, живущих дома или в лаборатории.
Не будет ошибкой сказать, что птицы очень неприхотливы, но одновременно с этим требуют к себе постоянного внимания и заботы. Создать птицам условия для нормальной жизни, хорошего здоровья и бодрого настроения не так уж сложно. Важно отметить, что довольно тесное, ограниченное клеткой пространство среди новой обстановки не оказывает тягостного воздействия на психику большинства из них.
Дневной, подвижный образ жизни, характерный для многих пернатых в природе, ежеминутно сталкивает их с разными соседями, а в течение одного только года они неоднократно меняют место своего жительства. Вот в развилке веток у пушистой вершины молодой сосенки начала строить гнездо зябличиха. Она беспрестанно приносит сюда все новые и новые стебельки мха, долго возится с ними на гнезде, тщательно укладывая один к другому. На соседней сосне появился большой пестрый дятел; к самому гнезду подлетела пеночка-весничка, зависла, трепеща крыльями, у конца ветки; в азарте погони кубарем катятся в воздухе два самца зяблика — пронеслись совсем рядом, а зябличиха продолжает свое дело, будто не замечает беспокойных соседей. Много разных встреч предстоит ей в один весенний день, ведь лес полон оживленными, снующими всюду обитателями.
Закончится время гнездования, заменится у самки зяблика старое оперение новым, и она покинет тот участок леса, на котором провела лето. Первую остановку в пути на зимовку, возможно, сделает на пойменном лугу небольшой речки. Проживет здесь день или два-три, будет кормиться семенами луговых трав. Потом пролетит еще десятки и сотни километров, выберет для отдыха пахоту или огород, где привлекут ее внимание семена сорняков. Много «временных квартир» сменит зябличиха. Но весь организм птицы как раз и приспособлен к почти молниеносной смене окружающей обстановки и событий. Быстро вырабатывается опыт, подсказывающий безопасную дистанцию по отношению к тому или иному существу, пригодность того или иного окружения для жизни. Эти биологические свойства нервной организации птиц, вероятно, и способствуют скорому их привыканию к условиям жизни в неволе, к близкому соседству с людьми.
Так почему же трудно держать птиц? Почему требуют они неусыпного внимания?
Жизнь птиц быстротечна по сравнению с жизнью людей. С детства в нашем сознании укоренилось, что человек без особого вреда для себя может обойтись без воды трое суток, без еды — семеро. Такие или подобные мерки к птице не подходят.
Маленькой птице — чижику забыли дать воду.
Через час он заметался по клетке, а через три уже лежит на полу мертвым. К гибели птицы привел тот высокий уровень обмена веществ, который свойствен большинству пернатых и особенно певчим. Он заставляет птиц кормиться подавляющую часть суток. А это значит, что в течение всего дня в клетке должны быть и вода, и еда.
Видовая, возрастная или сезонная кормовая специализация может быть очень узкой.
Бесполезно предлагать мухоловке, птенцу зяблика, линяющей овсянке семена подсолнуха, конопли, просо да и любые другие зерна. Мухоловка — насекомоядная птица. Об этом говорит ее тонкий мягкий клюв. В природе она ловит летающих насекомых, в неволе ее можно приручить брать и неподвижный корм. Однако корм обязательно должен быть животного происхождения: муравьиные коконы, личинки мучного хруща, творог, куриное яйцо и т. д. Но известно также и то, что зяблик и овсянка относятся к типичным зерноядным птицам.
В действительности же многие так называемые зерноядные птицы в определенном возрасте, обычно в птенцовом, и в определенные сезоны года становятся исключительно насекомоядными.
Возрастная и сезонная смена в потребностях в том или ином виде корма может происходить очень быстро, в течение одного-двух дней.
Понятно поэтому, что недостаток внимания, в равной степени как и слабое знание тонких черт биологии, превращает содержание птиц в неволе в сложное или даже невозможное дело.

КАК ОБОРУДОВАТЬ ПОМЕЩЕНИЕ ДЛЯ ПТИЦ

Помещение для постоянного содержания птиц должно быть оснащено так, чтобы его обитатели не могли разбиться и обломать перья, повеситься, утопиться, погибнуть от переохлаждения, перегрева.
Попадая в неволю, птицы быстро привыкают к близости людей. Только первые дни вид подходящего человека вызывает испуг и стремление вырваться на свободу. Они начинают биться в клетке, кидаются на стенки или ударяются о потолок. Но и после того, как птицы привыкнут к людям, которых видят ежедневно, нет-нет да что-нибудь и испугает их: ворвется ли в комнату соседский щенок или подойдет вплотную восхищенный гость.
Для того чтобы птицы не разбивались, нужно не только меньше их тревожить, но и позаботиться, чтобы стенки и потолок были гладкими, а металлические части, если они есть, ни в коем случае не ржавыми. Иногда решетчатый потолок заменяют мягким, из холста. Так издавна делают клетки для жаворонков, которые в испуге всегда резко подлетают вверх.
Хорошо, если в помещении есть укромное место, где можно спрятаться.
Для синиц, поползней, воробьев это может быть дуплянка.
Для зарянки, крапивника — лежащий на полу или прислоненный к стенке большой кусок коры, глиняный черепок. Но для многих птиц достаточно в одном из углов погуще поставить кустики или рыхло накидать ветки, тем самым создав какое-то подобие укрытий, которые птицы находят на воле.
Между стенками не должно быть щелей. Небольшие щели, особенно вертикальные, сужающиеся книзу, опасны тем, что рано или поздно птица обязательно попадает в них лапой или крылом. Повисая в щели, она не может высвободиться сама и, если вовремя не прийти ей на помощь, погибает или калечится.
Одной из органических потребностей для подавляющего числа видов птиц является ежедневное купание.
Некоторые из них так любят купаться, что, кажется, ставь чистую воду через каждый час и они снова и снова будут в ней плескаться. Если нет возможности менять или подливать воду часто, возникает естественное стремление дать ее в чем-то глубоком, чтобы хватило надолго.
Осторожно! Вода нередко расплескивается и остается лишь на дне. Мучимая жаждой птица проникает всюду, где только увидит воду.
Если сосуд глубок и узок, она в нем утонет или погибнет от переохлаждения. Утонуть маленькая певчая птица может даже в стеклянной банке из-под майонеза. Поэтому поилка всегда должна быть такой высоты и глубины, чтобы птица могла вылететь, даже если окажется внутри.
Переохлаждение, ведущее к быстрой гибели, происходит и при других обстоятельствах и часто связано с особой любовью птиц к купанию. Как-то в августе во время осеннего пролета мы отловили самца малой мухоловки. Он быстро научился есть предлагаемый корм и прекрасно себя чувствовал. По всему было видно, что из него может получиться очень милая ручная птица. Любовь к купанию проявилась у мухолова мгновенно. В первый раз он выкупался уже через несколько часов после поимки. Купаясь, мухолов каждый раз намокал так, что все оперение повисало на нем темными сосульками. Выглядел он при этом очень комично.
Один из следующих дней выдался чрезвычайно ветреным. Ветер резко изменил обычное направление и задул прямо в птичьи садки, которые находились под специальным навесом на открытом воздухе. Чтобы птицам не было холодно, стали скорее завешивать их полиэтиленовой пленкой, но опоздали. На дне одной из клеток лежал мертвый мухолов. Мокрое оперение говорило о том, что он опять выкупался, но укрыться от пронизывающего ветра было негде. Так, на печальном опыте снова пришлось убедиться в том, как важно, чтобы клетки для птиц были защищены от ветра и сквозняков.
В помещении, где будут содержаться птицы, обязательно устраиваются специальные присады.
Лучшими присадами для лесных птиц являются жердочки, изготовленные из не очень твердых пород дерева. Ими могут быть как выструганные лучины, так и ветки, кору с которых снимать нет никакой необходимости.
Тростник, бамбук и другие полые побеги на жердочки не годятся, поскольку быстро становятся убежищем для паразитических насекомых и клещей.
Жердочки подбирают такой толщины, чтобы пальцы лап обхватывали их наполовину или чуть больше.
Число жердочек зависит от количества птиц, однако их не может быть меньше двух. Птицы должны иметь возможность перепрыгивать или перелетать с одной жердочки на другую. Жердочки нужно укрепить жестко. Для этого достаточно в их торцах вырезать желобки. Располагать их следует на таком расстоянии от стенок и потолка, чтобы птица не касалась хвостом решетки и могла сидеть на жердочке в непринужденной позе.
Кроме того, устанавливать жердочки надо с тем расчетом, чтобы одна не находилась под другой и под ними не было кормушек. Иначе птицы будут быстро загрязнять друг другу оперение, а также корм и воду. Присадами могут служить не только жердочки.
Такие птицы, которые в природе никогда не садятся на ветки, не испытывают потребности в жердочках. В клетку степного конька или рогатого жаворонка, например, лучше поставить небольшой пенек или положить камень, дерновину. Дятлам и поползням же, напротив, одних жердочек недостаточно, им необходим кусок ствола для ползанья, отдыха, долбления и, наконец, устройства «кузницы».
У птиц должны быть кормушка для зерна; кормушка для «мягкого» или живого корма и поилка-купальня. Во избежание переворачивания надо ставить кормушки и купальни с плоским и широким дном.
Если птиц много и они загрязняют воду, кроме купальни можно завести отдельную поилку, например автоматическую. Чтобы избежать сильного намокания пола клетки, обыкновенную купальню можно ставить в небольшой поддон или использовать специальную ванночку, которая навешивается на место дверцы и имеет колпак из оргстекла или, прозрачной пластмассы, предотвращающий разбрызгивание воды.
Пол помещения, в котором содержатся птицы, покрывается подстилкой. Подстилку не следует делать из опилок. Опилки гигроскопичны и способствуют поддержанию чистоты, но часто попадают в глаза и дыхательные пути и вызывают их воспаление.
Одной из лучших является подстилка из песка. По полу, посыпанному тонким слоем песка, удобно бегать, в помещении чисто, а главное, птицы имеют возможность склевывать крупные песчинки и мелкие камешки, необходимые им для пищеварения. Чтобы песок не пылил, прежде чем использовать, его промывают и высушивают.
Другими очень хорошими видами подстилки служат свежескошенная трава, сено и торф. Из травы особенно удобна зелень мокрицы. Она эластична и ею как ковром легко выстлать весь пол. Наконец, подстилку из травы легко заменять. Это особенно важно, когда держишь насекомоядных птиц, у которых чистить помещение приходится чуть ли не ежедневно. Если предпочтение отдано подстилке из травы, небольшое количество песка должно все равно находиться в клетке постоянно. Песок в этом случае можно ставить в специальных емкостях или насыпать в одном каком-то углу клетки. В зимней вольере, например для уток, куликов, пастушков, в качестве подстилки лучше использовать торф.

В ЧЕМ ДЕРЖАТЬ ПТИЦ

Птиц держат в клетках, садках, вольерах и в так называемых «птичьих шкафах». Последние в настоящее время получают все большее распространение как при лабораторном, так и при комнатном содержании.
Клетки. Клетка — традиционное помещение для птиц. Она может быть самых разных форм и размеров, изготавливаться из различных материалов. Если форма клетки определяется в большой степени нашими эстетическими требованиями, то материал, который идет на нее, и размеры тесным образом связаны с особенностями самих птиц. Наименьшие размеры клетки — такие, при которых птица, сидя на жердочке, может беспрепятственно вытянуться во весь рост; взмахивая крыльями, не задевает стенок и не касается их хвостом.
В подобной клетке у птицы сохраняется ее нормальная осанка, перо поддерживается в хорошем состоянии. По существу такой клеткой является «барашек», в который сажают во время ловли маленькую манную птицу. Для продолжительной жизни клетки этих размеров непригодны. Птицам необходимо постоянное движение. Удовлетворительными будут лишь клетки, в которых птицы смогут перепрыгивать с жердочки на жердочку, а хорошими такие, в которых можно бегать и летать. Некоторых птиц, например сов, необходимо держать только в последних. Их мягкое, хрупкое оперение в маленьких клетках настолько обтрепывается, что птицы теряют способность к полету и привлекательность.
Некоторые любители птиц считают, что своих питомцев необходимо время от времени выпускать летать по комнате, нередко полагая при этом, что постоянно они могут жить в тесных клетках.
Многолетний опыт содержания самых разных видов птиц убедил нас в том, что делать этого не следует. Рано или поздно прогулки по комнате кончаются трагично.
Птица, захотевшая пить, утонет в вазе, из которой вынули цветы, но почему-то оставили небольшое количество воды; внезапно испуганная чем-нибудь, ударится об оконное стекло и разобьется насмерть или, стукнувшись о стенку, завалится за шкаф, откуда не сможет выбраться сама.
Наконец, птица может погибнуть от того,, что кто-то случайно сядет, наступит на нее или прищемит дверью. Возможности трагических исходов в помещении, приспособленном для людей, а не для птиц, оказываются неограниченными и, как правило,, непредсказуемыми. В то же время в клетке, где птица может свободно летать и бегать, где есть удобное место для отдыха, она беззаботно проживет многие годы, часто даже более долгие, чем любой из ее сородичей на воле.
По форме клетки бывают самые разнообразные. Обычно же желательно, чтобы при минимальном объеме клетка имела максимальный пролет и пробег, поэтому наиболее удобными и широко распространенными являются прямоугольные, вытянутые в длину клетки.
Клетка изготавливается из легкомоющегося материала, поскольку ее приходится мыть и обеззараживать регулярно. Самыми распространенными являются клетки, в которых металлические прутья укрепляются в деревянном каркасе. Дно желательно иметь выдвижное, из оцинкованного железа или пластика. Если дно деревянное или фанерное, его следует обязательно покрыть эмалевой краской, чтобы предотвратить гниение, упростить чистку и одновременно ликвидировать щели, в которые прячутся паразиты. Клетка может быть и цельнометаллической. Такая клетка становится необходимостью при содержании тех птиц, которые имеют обыкновение «грызть» и долбить дерево. Это прежде всего относится к клестам, дятлам и поползням. Как уже упоминалось, решетчатый потолок может заменяться холстом. Такая клетка получила название «русской».
Клетка должна иметь одну или две небольшие дверцы, расположенные так, чтобы через них легко было давать корм и воду и отлавливать птиц руками. Среди непрофессионалов глубоко укоренилось мнение, что птицу нельзя брать в руки и перевести ее в другое помещение можно, лишь составив клетки дверца к дверце. Многолетняя работа в лаборатории, где каждую птицу приходилось тщательно осматривать в руках через каждые 3—5 дней, многотысячные отловы для кольцевания, выпуск и опять отловы тех же особей в природе убедили нас в том, что поимка руками никак не вредит здоровью птиц. При этом, конечно, надо правильно держать птицу.
Нельзя хватать ее за крыло, ногу или хвост — крыло или ногу можно вывихнуть или растянуть, а хвост просто выдрать. Птицу берут за туловище, накрывая спину ладонью и обхватывая грудь пальцами.
Грудь нельзя сильно сдавливать. Сдавливание грудной клетки — самый верный способ умерщвления.
Если птицу требуется держать некоторое время в руке, то ее перехватывают так, чтобы шея находилась между указательным и средним пальцами, и удерживают главным образом этими пальцами, а пальцы, -обхватывающие грудь, максимально ослабляют, не давая лишь высвобождать крылья. Отлов руками не вредит здоровью птицы, но безусловно портит ваши с ней отношения. И если хотите сделать ее «ручной», то брать в руки старайтесь как можно реже.
Специального обращения требуют манные и подсадные птицы, которых регулярно берут на ловлю.
Они не должны бояться ни птицелова, ни его рук, так как во время ловли, поправляя сетку или вынимая пойманных птиц, приходится часто приближаться к ним вплотную. Поэтому манную птицу не отлавливают в клетке, в которой она обычно живет, а приучают самостоятельно залезать в клеточку-барашек. Для этого достаточно периодически класть в барашек излюбленный корм и придвигать его к раскрытой дверце клетки. Конечно, в остальное время птицу следует ограничивать в желанном лакомстве.
Садки. Садками обычно называют клетки больших размеров, такие, в которых держат несколько птиц. Одно и то же помещение называется клеткой, если в него сажают крупную птицу, и садком, если содержат несколько маленьких. Принципиальной разницы между клеткой и садком в этом случае нет.
Мы называем садками клетки особой конструкции. О таких клетках и пойдет дальше речь. Садки устроены так, что решетка или сетка находится у них лишь с одной боковой стороны или сверху. Для постоянного содержания используются садки с боковой решеткой, для перевоза и переноски птиц — садки с сеткой сверху. Садок не так красив, как клетка, птица в нем меньше видна. Однако для самой птицы жизнь в садке более благоприятна, здесь она чувствует себя спокойнее: есть куда укрыться, где отдохнуть. Благодаря этим особенностям содержать птиц в садках удобно при лабораторных исследованиях, а дома все же приходится отдавать предпочтение клеткам.
У садков с боковой решеткой ее лучше изготавливать из металлических прутьев. Немного хуже панцирная металлическая сетка и обычно малопригодна мелкоячеистая (2—3 миллиметра) плетеная металлическая сетка. О последнюю птицы ранятся больше, чем о любую другую, обивая кистевые сгибы крыльев. Исключение составляют лишь те виды птиц, которые цепкими пальцами способны хвататься за сетку и, кидаясь на нее, не соскальзывают вниз. Это дятлы, поползни, синицы, чижи, чечетки, совы и некоторые другие.
Для сов даже можно специально рекомендовать такую сетку, поскольку о нее совы меньше повреждают оперение, чем о какую-нибудь другую. Сплошные стенки, потолок и пол садков делаются из фанеры, электрокартона, оргалита или иного подобного материала. Если используют материал, намокающий в воде, садок окрашивают эмалевой или другой стойкой к воде работа краской.
Дверцу можно сделать на передней стенке, сбоку или сзади. Если дверца находится в боковой или задней стенке, то при отлове птицы «кидаются на решетку. Дверца на передней стенке желательнее, поскольку тогда опасность приближается со стороны решетки и птица меньше бьется об нее. Но в этом случае увеличивается возможность невзначай выпустить птицу. Чтобы ее исключить, приходится за дверцей вешать специальную шторку — кусок плотной материи с горизонтальной прорезью. Жердочки в садке укрепляются одним концом на передней решетке, другим —в задней стенке. При этом на одном конце прорезается желобок, а другой заостряется и вставляется в маленькое отверстие в задней стенке.
Птичий шкаф. Если есть желание или необходимость содержать не один десяток птиц, то для этого может быть рекомендован специальный птичий шкаф. По вертикали в шкафу устраиваются четыре или пять отделений — этажей. Задняя стенка сплошная. Передняя состоит из восьми-десяти съемных решеток и разделяющих их планок. Каждая решетка имеет дверцу. Пол этажа должен быть совершенно гладким, что облегчает чистку. Для этого все планки, укрепляющие конструкцию, находятся снизу, как бы на потолке нижнего этажа. Для лабораторных условий боковые стенки, как и задняя, делаются цельными из светонепроницаемого материала. Это не только упрощает конструкцию, но и облегчает светоизоляцию, которая нередко требуется в лабораторных исследованиях. Для содержания в других условиях боковые стенки застекляют, тогда в шкаф проникает больше света, птицы лучше видны. Главное преимущество шкафа для птиц — значительная вместимость при относительно малых размерах. В шкафу высотой 2,1 метра, длиной 1,5 и шириной 0,5 метра может жить до 60 мелких певчих птиц. При желании каждый этаж шкафа можно оборудовать так, что он будет расчленен на два отделения. Перегородкой может служить дополнительная решетка, стекло и любая светонепроницаемая пластина. В последнем случае приходится устраивать дополнительную подсветку, так как в шкафу становится сумрачно.

ПОСТОЯННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ ПТИЦ, СОДЕРЖАЩИХСЯ В НЕВОЛЕ

К числу главных потребностей птиц, живущих в неволе, должны быть отнесены корм, вода, световой и температурный режимы, а также сухость помещения.
Не следует забывать, что даже кратковременное нарушение режимов содержания ведет в большинстве случаев к развитию заболеваний и гибели птиц. Поэтому соблюдение необходимых правил кормления, освещения, а также температурного и влажностного режимов не может быть эпизодическим. Это постоянные потребности для жизни птиц в условиях неволи.
Корма. Разнообразие — необходимое требование к рациону птиц. Птицы не любят однообразия, но в то же время у них развивается привычка к знакомой пище и новый ее вид нередко встречается «в штыки». Бывает, что без постепенного приучения или хитрости в способе преподнесения птица умирает, так и не начав есть незнакомый ей корм.
Пищи всегда предлагается вдоволь: столько, сколько птица может съесть. Это основное правило содержания.
Часто приходится сталкиваться с неверным представлением, будто птиц необходимо ограничивать в количестве съедаемой пищи, чтобы предотвратить вредящее их здоровью ожирение.
Организм птицы тонко регулирует количество потребляемого корма. В определенные периоды года оно резко возрастает. Знание физиологии птиц показывает, что периодически наблюдаемые ожирения являются закономерными, естественными состояниями, к которым организм птицы приспособлен всей историей существования этого класса животных. Бороться с накоплением жира много вреднее, чем допустить чрезмерное ожирение.
По предпочтению, оказываемому кормам, птиц делят на растительноядных (например зерноядных) и животноядных (насекомоядных, плотоядных и т. д.). Это не означает, что первые не нуждаются в животных кормах, а вторые полностью игнорируют растительную пищу.
Как правило, большинству видов, необходимы оба типа корма. Насекомоядные птицы требовательнее к составу и качеству корма, более прожорливы и потому содержать их труднее.
Среди растительных кормов используются прежде всего спелые селена культурных растений: подсолнуха, конопли, канареечника, проса, брюквы, овса, льна, салата, мака. Из них составляется зерновая смесь.
Для мелких птиц со слабыми клювами семена подсолнуха и конопли раздавливают, но не так, чтобы лишь треснула оболочка, а так, чтобы размельчилось все ее содержимое. Небольшое количество семян (2—3 горсти) легко раздробить бутылкой на разделочной доске или столе. При этом держать бутылку следует не горизонтально, а чуть наклонно к поверхности стола, чтобы усилие концентрировалось в зоне перегиба к горлышку. Раздавленные семечки — излюбленный корм не только мелких зерноядных птиц. Их с большой охотой поедают и насекомоядные, например зарянка, белая трясогузка, многие виды жаворонков, коньков и завирушек. Истолченные семечки сохраняются плохо и быстро становятся горькими. Поэтому измельчать их надо непосредственно перед подачей.
Крупы, за исключением овсянки и гречи-ядрицы, мало пригодны в корм диким птицам. Лишенные оболочки семена при хранении теряют свои питательные и вкусовые свойства. Овсянка и греча добавляются в зерновую смесь и в случае необходимости на короткое время могут даже заменять ее.
Приобретая зерновой корм, следует обращать внимание на его качество. К сожалению, в продажу иногда поступают совершенно непригодные в пищу корма: прогорклые или плесневелые. Поэтому, покупая корм, его надо самым тщательным образом осмотреть, нет ли на семенах признаков плесени, и попробовать на вкус, разжевав несколько зерен.
Помимо зерен культурных растений птицы охотно поедают семена многих сорных и луговых трав, диких деревьев и кустарников.
Важно отметить, что их можно заготовить самим и это внесет значительное разнообразие в кормовой рацион птиц зимой. Относительно просто собрать семена одуванчика, щавеля, подорожника, лебеды, березы и ольхи. Сорванные со спелыми семенами стебли трав, сережки и шишечки деревьев подсушивают, раскладывая на бумаге или материи в теплом сухом помещении либо на солнце. Уже через несколько часов семена высыпаются сами или их обмолачивают.
Корзинки одуванчиков собирают прежде, чем они раскроются и станут пушистыми зонтиками. Кисточку нераскрывшихся пушинок обрезают ножницами, и только после этого корзинки подсушивают на солнце. Все обмолоченные семена просушивают еще некоторое время, рассыпая тонким слоем и регулярно вороша.
При длительном хранении оболочки многих мелких семян сильно затвердевают. Для того чтобы птицам было легче обрабатывать клювами эти семена, перед скармливанием их замачивают на несколько часов в холодной воде, а затем слегка подсушивают.
Особая ценность сорных и луговых трав состоит в том, что их семена можно давать недозревшими, такими, какие птицы поедают в природе. Вероятно, поспевающие семена не только питательны, богаты витаминами, чем ценна ручная работа но и очень вкусны.
В клетках птицы прежде всего выбирают этот корм, предпочитая его зерновой смеси.
Возвращаясь летом с прогулки за город, в парк или сад, всегда можно принести домой букетик веточек с плодами, а то и целую охапку травы с семенами. Ухаживая за лабораторными птицами, мы ежедневно, взяв большую корзину, отправлялись за «травой». Туго набьешь ее мокрицей, сверху положишь охапку пастушьей сумки, птичьей гречишки или лебеды, наберешь букеты репейника и чернобыльника и, довольный своей «добычей», возвращаешься в лабораторию, где устраиваешь птицам «праздничный стол». Менять траву в клетках приходится ежедневно. Как только застелешь ею дно клетки или расставишь снопики и букеты, птицы сразу же слетаются и с такой жадностью набрасываются на растения, что уже через несколько часов семян совсем не остается.
Поскольку полностью удовлетворить потребность в этих семенах очень трудно, в любое время года в клетке постоянно должен находиться и основной корм — зерновая смесь.
Собирать поспевающие семена можно уже с конца весны, когда отцветает одуванчик. Как только закрываются корзинки соцветий и вместо желтых цветков показываются белые кисточки еще нераскрывшихся «парашютов», одуванчики срывают и букеты из них ставят в банках с водой в клетки и вольеры. Букеты и снопики из одуванчика и других растений размещают так, чтобы птицы легко дотягивались до плодов с жердочек или иных присад. Для птиц, предпочитающих кормиться, бегая по земле (например, жаворонков и овсянок), стебли заламывают, чтобы несущие семена побеги оказывались у земли, либо принесенную траву расстилают на полу тонким слоем, чтобы семена каждого стебля были легкодоступны.
На смену одуванчику приходят щавели, пастушья сумка, вейники, мятлики, подорожник, крапива. В конце лета, когда осыпаются их семена, начинают отцветать тысячелистник, луговой василек, пижма, ястребинка. А поздней осенью поспевают лебеда, чернобыльник, репейник. Но нет другого такого растения, как мокрица, или звездчатка средняя, чьи семена с большой охотой поедались бы почти всеми зерноядными птицами.
Мокрица незаменима тем, что ее, усыпанную коробочками семян, можно собирать с ранней весны, когда вытаивают из-под снега перезимовавшие стебли, до поздней осени. Бывает, уже выпадет снег, или ударит мороз и покроет мокрицу густым инеем, и кажется, кончилось ее время. Но как только приходит оттепель, сочная блестящая ее зелень опять поражает своей яркостью. Она не боится промерзания, и после оттаивания стебли и листья сохраняют упругость. При желании найти мокрицу можно всюду, где есть влажная и рыхлая почва.
Это один из злейших сорняков огородного и пропашного хозяйства и собирать ее проще всего на огородах, особенно на картофельных грядках. Выбирать надо те растения, которые обильно плодоносят. Принести домой сразу можно столько, чтобы хватило на несколько дней. Ее относительно просто хранить, нужно только прохладное место. Осенью достаточно мешок или сетку, набитую травой, вывесить за окно. Мокрицей можно выстлать пол клетки, и в этом случае она будет выполнять также роль подстилки. Траву следует тщательно расправить, чтобы как можно больше семян было доступно. Когда мокрицы много, ее можно раскидать и по веткам кустов и деревьев в вольере, тем самым максимально увеличив поверхность, с которой птицы будут клевать семена.
Но мокрица ценна не только семенами. Ранней весной бывает не удается отыскать перезимовавшие с плодами растения, а потребность в витаминах, которые птицы получают с зеленью, велика. В это время они охотно едят и листья мокрицы. Кроме мокрицы хорошо давать молодые листочки одуванчика, вырезая ножом розетки растения из почвы целиком и помещая их в баночки с водой. Взамен этих диких растений можно предлагать листья салата или традесканции. Последняя наряду со специально выращенной зеленью становится единственной зеленой подкормкой в зимнее время. Надо помнить, что птицы нуждаются в зелени круглый год и необходимо в полной мере удовлетворять эти потребности.
Вырастить небольшое количество зелени даже дома совсем нетрудно.
Для этого не обязательно иметь настоящий грунт. Семена подсолнуха, проса, овса — все то, что даётся в зерновой смеси, можно прорастить, например, в опилках. В специально изготовленный из белой жести плоский кювет или любую другую посуду подобной формы насыпают тонкий слой опилок. Поверх опилок сплошным слоем рассыпают семена, а поверх них — еще слой опилок, все обильно поливают и ставят в светлое теплое место. Очень быстро семена прорастают, когда кювет слегка подогревается снизу, например теплом батареи водяного отопления, и ярко освещается сверху с помощью любой лампы. На подоконнике в зимнее время не хватает не только тепла, но и света. Уже через неделю густой щетиной молодой зелени можно будет порадовать птиц в клетках.
Зелень птицы хорошо едят, пока она молодая, сочная и упругая. Поэтому ей не надо давать вырастать более чем на 2—5 сантиметров, а лучше растить некрупными порциями и сразу предлагать в пищу. Тем птицам, которые сами не способны щипать траву, ее мелко нарезают ножницами и добавляют в мягкий корм.
Так приходилось нам поступать, когда мы держали в лаборатории большие партии болотных камышевок, серых мухоловок, зарянок, лесных жаворонков. Камышевки поедали зелень с жадностью, в то время как у жаворонков, мухоловок и зарянок иногда на дне кормушек оставались несъеденные ее кусочки. По-видимому, и в природе разные виды насекомоядных птиц в неодинаковой степени нуждаются в зеленых компонентах корма. Возможно, что на воле камышевки сами не склевывают зелень, но большое ее количество получают через кишечник гусениц, которыми питаются, однако вполне вероятно, что они и в природе столь же охотно поедают растительный корм. Во всяком случае, обращает на себя внимание тот факт, что в клетках камышевки, как никто другой, с удовольствием сами треплют мягкую зелень мокрицы и всегда склевывают семена со стеблей лебеды.
Вообще, вкусы и потребности птиц вскрываются постепенно, и в отношении всевозможных добавок к основному корму можно посоветовать только одно: предоставить птицам максимальный выбор, не ограничиваться уже известными видами корма и не спешить с отрицательными выводами, помня, что к любому корму птице необходимо привыкнуть.
Особенно большие возможности в создании разнообразного питания наряду с семенами трав предоставляют сочные плоды диких и культурных растений. Огромное значение в кормовом рационе многих видов в природе играют плоды лесных деревьев и кустарников: рябины, черемухи, можжевельника, крушины, черники, брусники, клюквы, малины, ежевики. Все они еще доступны в наших северных лесах. Для птиц, попадающих в города и пригороды, не меньшее значение имеют сочные плоды декоративных кустарников, в диком состоянии произрастающих лишь в более южных районах: жимолости, бузины, коринки, боярышников. На корм птицам годятся и все фрукты, которые попадают к нам на стол.
Давая ягоды и фрукты, их подвешивают к решетке или веткам опять-таки с тем расчетом, чтобы до них без усилий можно было дотянуться с присад. Для этого используют крючки из проволоки или зажимы, например обыкновенные бельевые. Конечно, легче укреплять плоды, которые имеют черешки или принесены прямо на веточках. Если мелкие ягоды можно дать только россыпью, то следует пользоваться кормушкой, так как на полу клетки они быстро загрязняются. Крупные плоды, например яблоки, нарезают дольками, которые вставляют между прутьями решетки около жердочек.
Зимой, когда свежих плодов нет, можно давать высушенные, а затем размоченные в холодной воде или обваренные кипятком. Относительно просто для этого запастись рябиной и бузиной. Собирать их: нужно кистями, и сушить, подвешивая. Ускорить сушку можно, используя калориферы или духовку. Впрочем рябину сушить не обязательно. Если собрать ее поздней осенью и вывесить за окно, она долго сохранится в хорошем состоянии.
В зимнее и ранневесеннее время, когда сложнее всего обеспечить животных зеленью и фруктами, для некоторых видов их с успехом могут заменить почки деревьев и кустарников. Особенно нравятся птицам почки плодовых деревьев, ели и ивы. Нередко поедают они не только почки, но и кончики молодых побегов, сочный ростовой слой коры — камбий. Поэтому желательно приносить не просто почки, а небольшие веточки и букеты из них помещать в клетки. Предварительно на пару дней такие букеты хорошо поставить в воду, чтобы почки набухли и увеличились в размерах.
Ветки плодовых культур, конечно, доставать сложно, разве что обломит снегом сучья или пойдет на сруб старое дерево. Зато раздобыть ивовые побеги не составляет труда. Ивы у нас многочисленны и разнообразны. Произрастают они во всех влажных и светлых местообитаниях: образуют сплошные зеленые изгороди вдоль шоссейных и проселочных дорог, канав с водой; густые заросли ив всегда имеются по берегам всевозможных водоемов и на зарастающих лугах. Растение поражает своей жизнеспособностью: стремительно «расползается» вширь, чрезвычайно быстро тянется ввысь, а на местах заломов буйно ветвится. Это и позволяет использовать иву как постоянный источник веточного корма. Особенно птицы любят почки козьей и ушастой ив.
Тем птицам, которые не едят почки, зимой необходимо давать листья белокочанной капусты. Капусту употребляют почти все виды. Некоторые птицы могут сами отщипывать кусочки от листа, в таком случае листья капусты закрепляют жестко. Для этого либо насаживают утолщенное основание листа на крючок, либо просовывают лист боком между прутьями решетки и затем поворачивают на 90 градусов. Прутья впиваются в лист и не дают ему выскользнуть.
Капусту закрепляют в таких местах клетки, чтобы ее обитатели могли легко дотянуться до нее с пола или жердочек. Увядшие листья птицам не нравятся, поэтому их надо ежедневно заменять. Для тех видов, у которых клювы мягкие и тонкие (пеночки, камышевки, славки, дрозды, соловьи), капусту очень мелко крошат ножом или натирают на крупной терке и добавляют в мягкий корм.
Кроме белокочанной капусты можно давать другие мягкие и сочные овощи, например цветную капусту, спелые томаты и огурцы. Из овощей еще большее значение, чем капуста, имеет сырая морковь.
Она богата витаминами, прежде всего витаминами А и С. Натертая на терке, она является одним из главных компонентов мягкого корма. Некоторые руководства даже рекомендуют смесь из моркови и белых сухарей в качестве основного корма для насекомоядных птиц. Безусловно, такая диета слишком строга, но факт возможности существования птиц на ней свидетельствует о питательности моркови. В своей практике нам все же не приходилось держать насекомоядных птиц только на моркови и сухарях.
Мягкий корм, который для живущих в неволе насекомоядных птиц составляет основу их питания, а для зерноядных — важную к ней добавку, должен содержать компоненты животного происхождения. Это прежде всего куриное яйцо, творог, говядина, муравьиные коконы, мотыль.
Главным компонентом мягкого корма является куриное яйцо. Необходимое для разовой порции пищи количество яиц варят вкрутую. Остудив, яйца натирают на терке. Корм имеет наилучшую консистенцию, если диаметр отдельных его частичек близок к 2 миллиметрам. В этом виде корм достаточно рассыпчат, в то же время даже самые мелкие птицы могут без труда заглатывать отдельные его кусочки. Чтобы приготовить такой корм, нужно использовать терку с соответствующими размерами отверстий и пропускать через нее яйцо дважды. Частички вареного белка легко слипаются. Чтобы белок не слеживался и поедался так же хорошо, как желток, натертое яйцо тщательно перемешивают.
Приготовленное таким образом куриное яйцо смешивают с морковью. Морковь много жестче, чем куриное яйцо, и ее приходится натирать на более мелкой терке. Чем мельче частички моркови, тем лучше они поедаются и усваиваются птицами. Однако свежая мелконатертая морковь дает много сока. Корм от него делается липким, что совершенно недопустимо. Поэтому в него лучше добавить небольшое количество натертых белых сухарей, которые впитывают избыток влаги. Смесью из куриного яйца и моркови приблизительно в равном соотношении уже можно кормить большинство птиц.
В периоды линьки и выкармливания птенцов необходимо, а в другое время желательно сделать питание насекомоядных птиц более разнообразным и богатым белками, витаминами и солями кальция. Обогатить корм белками можно, добавляя в него мясо и творог. Сырое мясо и творог быстро портятся, и прежде чем добавлять в мягкий корм, их следует отварить. Отваренное и остуженное мясо пропускают через мясорубку. После этого его можно подмешивать к яично-морковной смеси. Творог распускают в небольшом количестве воды, доводят до кипения или кипятят несколько минут, а затем помещают в полотняный мешочек и дают повисеть около суток. На следующий день им можно кормить птиц, натирая на той же терке, что и куриное яйцо. Излишки отваренного творога, как и любого другого продукта, необходимо хранить в холодильнике, так как тухлый или скисший корм для птиц совершенно непригоден.
Даже при обилии и разнообразии суррогатных компонентов мягкого корма, птицы, и в первую очередь насекомоядные, нуждаются в естественной пище из насекомых. Им никак не обойтись без живых кормов или по меньшей мере законсервированных, высушенных. Потребность эта обостряется в определенные периоды года. Так, растущим молодым или линяющим птицам совершенно необходимо давать муравьиные коконы, личинки мучных хрущей и мух или мотыль.
В настоящее время проще всего раздобыть для своих подопечных мотыль. Мотыль, личинки насекомых, похожих на комаров, из семейства дергунов,— традиционный и широко применяемый для аквариумных рыб корм. Он в отличие от других видов живого корма регулярно продается в зоомагазинах. Однако, несмотря на доступность мотыля, у любителей птиц не принято им пользоваться. Существует даже мнение, что он недостаточно питателен и к тому же вызывает у птиц кишечные расстройства.
Это мнение полностью опровергли те камышевки и мухоловки, которых в большом числе пришлось содержать нам в лаборатории. Тогда встала серьезная задача: как прокормить почти сотню столь прожорливых ртов в течение более чем полугода? Сейчас можно сознаться, что было страшновато. Птицы отловлены, сородичи их давно улетели на зимовку, значит, выпуск на волю исключен до весны. Пока еще оставались в резерве муравьиные коконы, но запас этот таял с неимоверной быстротой. А нас интересовала зимняя линька. Во время линьки потребуется еще больше корма и наилучшего качества. Тогда решили испробовать как живой корм мотыль. Птицы ели его с жадностью, в первую очередь выбирая личинки из мягкого корма. Быстро накопили они значительные отложения миграционного жира, а в период линьки на них росло хорошее перо — верный признак нормального белкового обмена. Так стало ясно, что мотыль по питательности и доступности может считаться одним из лучших видов живого корма.
Но мы столкнулись и с плохими его качествами: хранить в больших количествах мотыль трудно. Чуть нарушится кислородный, температурный режим или режим влажности, он погибает от пересыхания, промерзания, от нехватки кислорода. Трупики личинок быстро разлагаются и нe годятся уже в пищу. Скармливание дохлого мотыля, видимо, и приводит к кишечным заболеваниям. В хорошем состоянии 4—6 килограммов мотыля нам удавалось сохранять лишь в течение недели. Промывая его небольшими порциями два раза в день проточной холодной водой, мы подвешивали мотыль на несколько минут в капроновом сачке, а затем раскладывали его в плоские кюветы так, чтобы толщина слоя из личинок не превышала 3—5 миллиметров. Хранили мотыль при температуре плюс 1—6 градусов Цельсия под бумажным колпаком, препятствовавшим интенсивному испарению.
Мотыль оказался сложным видом корма и по способу преподнесения его птицам. Выяснилось, что давать его в отдельных кормушках нецелесообразно. Из однородной массы птицы склевывают мотыль неохотно. Личинки, находящиеся па поверхности, очень быстро высыхают, погибают, и из них образуется твердая корка, делающая остальной корм недоступным. Напротив, подмешанные к мягкому корму, где натертая морковь создает необходимую влажность и личинки разделены частичками другой пищи, они становятся особенно привлекательными и с удовольствием поедаются птицами. Мотыль добавляют в мягкий корм перед самой его раздачей. Корм тщательно перемешивают, чтобы личинки распределились равномерно. Иногда бывает полезно в течение дня корм несколько раз размешать прямо в кормушках.
Мотыль в качестве добавки к мягкому корму мы испытали на многих насекомоядных птицах. Его охотно поедали лесные и полевые жаворонки, ласточки-береговушки, белые и желтые трясогузки, лесные и краснозобые коньки, крапивники, лесные завирушки, зарянки, соловьи, горихвостки, разные дрозды, славки, пеночки, мухоловки и скворцы. С большим удовольствием его употребляли и зерноядные птицы: разные овсянки, пуночки, зяблики, чечетки, щеглы, снегири, щуры, полевые и домовые воробьи. Полевые воробьи и чечетки, размножавшиеся в лаборатории, успешно выкормили мотылем своих птенцов.
Другим традиционным живым кормом являются личинки мучного хрущика, или, как их часто называют, «мучные черви». Эти личинки очень подвижны, обладают отрицательным фототаксисом и поэтому, стремясь укрыться от света, быстро расползаются по щелям клетки, прячутся под кормушками, внедряются в пищу и становятся для птиц недосягаемыми. Давать мучных червей приходится в отдельных кормушках с вертикальными бортиками высотой не менее 2 сантиметров. Птицы настолько любят этот корм, что едва поставишь в клетку кормушку, как уже через несколько минут мучных червей в ней не остается. Но мучного хруща легко разводить и в домашних, и в лабораторных условиях.
Разводятся мучные черви на сухом чистом субстрате из пшеничных отрубей или овсяных хлопьев. Такой субстрат одновременно является кормом для них. Места для разведения требуется немного. Отруби или геркулес насыпают в любую имеющуюся под рукой емкость: плоские деревянные ящички, жестяные коробки, банки, кюветы. Толщина слоя субстрата может составлять 5—10 сантиметров. Для предотвращения расползания личинок достаточно выбрать ёмкость с вертикальными и гладкими стенками, в которой субстрат не доходил до краев хотя бы на 4—5 сантиметров. Для того чтобы помешать бегству взрослых особей — жуков, способных летать,— верх приходится затягивать мелкой сеткой или закрывать крышкой с небольшими отверстиями для воздуха. Поверх отрубей расстилается кусок материи или бумаги. Личинки могут в ней прятаться от света, а взрослые особи откладывать яички. Чтобы обеспечить насекомых влагой, достаточно регулярно класть небольшие кусочки капусты, моркови, яблок и других овощей и фруктов.
Интенсивность размножения жуков повышается, если насекомых поместить в тепло. Дома надо приблизить их к отопительным приборам, в лаборатории, где устраивается большой «завод мучных червей», можно воспользоваться специальным обогревом из одной или двух ламп накаливания. Оптимальной температурой для размножения мучных червей является 25—30 градусов Цельсия. Таким образом, самая серьезная сложность в разведении мучных хрущей состоит в добывании первых нескольких десятков особей.
Лучшим традиционным видом живого корма являются муравьиные коконы рыжих лесных муравьев. У любителей их принято называть муравьиным «яйцом». По питательности и витаминизированности этот вид живого корма не имеет себе равных. Достаточно сказать, что птенцы овсянок, трясогузок, мухоловок, камышевок и другие, которые выкармливались в условиях неволи исключительно живыми муравьиными куколками, вырастали крепкими птицами в прекрасном оперении. По темпам роста они нередко превосходили своих вольных собратьев. Муравьиное «яйцо», даже предварительно высушенное и затем обваренное кипятком, является лучшей добавкой к яично-морковной смеси, чем любое разнообразие суррогатных кормов.
Если есть возможность, то кормить птиц надо живым муравьиным «яйцом». «Яйцо» можно преподносить и в отдельных кормушках, и подмешивать его в мягкий корм. Сложность кормления живым «яйцом» заключается в том, что его удается. собирать только вместе со взрослыми рабочими муравьями. Муравьи, одержимые стремлением спрятать драгоценные куколки, утаскивают их из клетки или укрывают там же под подстилкой и кормушками. Пища становится недоступной. Муравьи к тому же кусают ноги птиц, забираются в оперение. Чтобы, не ухудшая качества корма, избавиться от рабочих муравьев, приходится выбирать их вручную из небольших порций «яйца» непосредственно перед его раздачей.
Задача облегчается, если воспользоваться двумя кусками ворсистой материи, например фланели, байки, мешковины. При пересыпании «яйца» с куска на кусок муравьи цепляются за материал и остаются на нем, в то время как куколки скатываются беспрепятственно. Муравьев стряхивают на землю несколькими резкими движениями. Пересыпают «яйцо» таким образом до тех пор, пока не останется небольшое количество муравьев, которых уже удаляют руками. Да и не всегда есть необходимость избавляться от всех насекомых, поскольку многие виды птиц (мухоловки, все дроздовые, дятлы) используют муравьев в пищу. Долго хранить живое «яйцо» удается только в холодильниках. Если такой возможности нет, его развешивают в матерчатых мешках, хорошо пропускающих воздух. При нарушении газообмена «яйцо» быстро слеживается и куколки гибнут. Во избежание этого содержимое мешков ежедневно перетряхивают несколько раз с большой осторожностью, чтобы не давить куколок. Раздавленные, они быстро плесневеют, и плесень вскоре поражает весь запас «яйца».
В тепле куколки продолжают развиваться, и уже через 5—7 дней начинается интенсивное вылупление из них взрослых насекомых. Поэтому, имея большое количество муравьиного «яйца», часть его приходится «замаривать».
Свежезаморенные куколки несколько уступают по качеству живым, но все же остаются наилучшим видом корма. Замаривать куколки муравьев проще всего в духовке. Для этого нагревают противень и на него кладут лист бумаги. На бумагу насыпают «яйцо» слоем около сантиметра. Затем противень помещают в раскаленную духовку на 20—40 секунд. Вынутые из духовки заморенные куколки ссыпают на лист бумаги и распределяют по нему тонким слоем.
В течение первых 10 минут, пока «яйцо» еще не остыло, его перебрасывают с впитавшего влагу листа на новые, сухие. Как только яйцо станет шуршать при перемешивании, его кладут на хранение, рассыпав тонким слоем (1—3 сантиметра) в сухом помещении. Заморенное «яйцо», как и живое, требует постоянного ухода. Если его не перемешивать время от времени, оно слеживается и плесневеет. Заплесневевшее «яйцо» давать птицам ни в коем случае нельзя.
Чтобы запасти муравьиные куколки впрок, их необходимо высушить. Сушат «яйцо» так же, как хранят заморенное. Но для ускорения сушки его раскладывают на солнце или направляют на него струю воздуха от вентилятора или калорифера. Заморенное, полностью высохшее яйцо в 4—5 раз легче живого. Хранить его следует, как и все сухие корма, подвешенным в мешках. Свежее заморенное «яйцо» предлагается птицам в чистом виде или подмешивается в мягкий корм. Сушеные куколки, прежде чем класть их в кормушки, заливают крутым кипятком, настаивают несколько минут под крышкой и откидывают на сито, чтобы дать стечь лишней влаге. После того как «яйцо» остынет, его смешивают с мягким кормом.

СВЕТ ОСВЕЩЕНИЕ И ЕГО РОЛЬ В ЖИЗНИ ПТИЦ

Чтобы удовлетворить потребности птиц в свете, дома для них придется отвести самую светлую часть комнаты: лучше всего у стены, на которую падает дневной свет из окна. И все же в короткие сумрачные зимние дни даже вблизи окна света будет явно не хватать.
Нужна дополнительная подсветка. Сделать подсветку просто, достаточно подвесить на передней стенке клетки отражатель с обычной лампой накаливания мощностью 40 ватт. Такая лампа имеет преимущества перед лампой дневного света. Она не искажает естественной окраски оперения, а главное, излучает ту часть лучей видимого спектра, которая, как показывают специальные исследования, более всего необходима птицам. Кроме того, лампа накаливания испускает не только свет, но и тепло, и птицы любят посидеть и погреться в ее лучах. Поэтому одну из жердочек следует укрепить у отражателя.
Значение ультрафиолетовых лучей для организма общеизвестно. При их недостатке часто возникают авитаминозы и другие болезни. Некоторые виды птиц без ультрафиолетовых лучей не могут размножаться, так как откладывают яйца, эмбрионы в которых погибают еще до вылупления. Поэтому в условиях лабораторного и комнатного содержания целесообразно применять искусственные источники коротковолновой части спектра — кварцевые и эритемные лампы. Освещать ими птиц следует с большой осторожностью, так как можно повредить глаза. Сеансы освещения начинаются с одной-двух минут в день и постепенно увеличиваются до 15—30 минут. Если лампу отнести от птиц на расстояние 2,5—3 метра, тогда продолжительность облучения может возрасти в два-три раза. Бактерицидные лампы для кварцевания птиц использовать нельзя. От излучения этих ламп птица может ослепнуть.
Но искусственное облучение в домашних условиях доступно далеко не каждому, поэтому чаще приходится дожидаться теплого времени года, когда можно перевести питомцев в уличную вольеру. Если же выносить птиц под открытое небо не удается, следует в теплую погоду распахивать настежь окна в те часы, когда клетка освещается солнцем.
И все же свет, несмотря на бесспорную его пользу, бывает иногда и вреден. В ночное время, главным образом в периоды миграционной активности, когда многие виды в природе совершают ночные перелеты, даже слабый источник света вызывает у птиц беспокойство, стремление вырваться из клетки. Вот вы подобрали из разоренного гнезда и выкормили птенчика черноголовой славки. Славка выросла и стала совершенно ручной: мучных червей берет прямо с ладони. Стоит приблизиться к клетке — и она уже у самой решетки, выжидательно смотрит. Весь день славка спокойно перепрыгивает с жердочки на жердочку. Но в одну из раннеосенних ночей с птицей вдруг что-то случилось. Как только стемнело и из окна полился слабый свет от уличного фонаря, птица забилась в клетке: она трепетала крыльями, стала взлетать вверх по решетке, через которую проникал свет, ударяться о потолок, падать на пол, опять взлетать… и так многие часы. Утром вы горестно обнаруживаете, что от рулевых перьев остались лишь короткие острые обломки стержней, а остальное перо сильно потрепано, лоб и сгибы крыльев в крови. А ведь всего этого можно было избежать. Достаточно было создать на ночь полную темноту и не тревожить птицу до утра, сшив светонепроницаемый, но пропускающий воздух чехол или штору из плотной черной материи. Такой чехол или штора понадобятся не только в период миграционной активности, ими: целесообразно пользоваться постоянно.
Вне периодов миграций подавляющее большинство птиц активно лишь на свету. Продолжительность светового дня определяет длительность бодрствования и сна, сроки кормежки. В наших широтах зимующие певчие птицы вынуждены кормиться все светлое время. Более того, чтобы удлинить часы кормежки и пережить долгую зимнюю ночь, те же синицы, чечетки, снегири, овсянки просыпаются еще в сумерках, когда освещенность намного меньше той, при которой они пробуждаются весной или осенью.
Важную роль в жизни пернатых играет и длина светового дня или, точнее, соотношение светлой и темной частей 24-часового фотопериода, выступающее в качестве сигнального фактора среды. Сезонные изменения в длине дня — это тот своеобразный календарь, по которому птица узнает время года.
В условиях высоких и умеренных широт все птицы имеют строгий цикл сезонных явлений — последовательность особых физиологических состояний, характерных для зимовки, миграций, размножения, линьки.
Их закономерное чередование позволяет птицам обитать в той части земного шара, для которой типична смена времен года. Это свойство организма птицы дает возможность ей заблаговременно улететь от зимней стужи и прилететь к теплому времени года на место гнездования. У каждого вида такая последовательность состояний — видоспецифический наследственный признак, закрепленный в генотипе, так же как размеры, цвет оперения или закономерности роста и развития.
Однако продолжительность зимовки, линьки или миграции может растягиваться или укорачиваться и тем самым как бы подстраиваться к сезонным явлениям той местности, в которой обитает птица. Для такой подстройки каждая особь сверяет свой внутренний годовой цикл физиологических состояний с фотопериодическим календарем.
Главным сигналом к началу размножения у птиц служит..удлинение светового дня.
В Японии любители комнатного содержания птиц об этом знали с давних времен. Владельцы белоглазок и других певчих птиц, чтобы заставить их петь уже в январе, продлевали короткие декабрьские дни. Для этого каждый вечер после захода солнца клетки с птицами ставили у свечей, дополнительно освещая их еще 3—4 часа. Вскоре самцы активно запевали, тогда как их сородичи пели только с приходом весны.
Специальные исследования орнитологов и богатый опыт содержания птиц в лабораториях, дома и в зоопарках показали, что воздействием длинного светового дня период половой активности и связанный с ним период пения могут быть вызваны преждевременно у самых разных птиц. Эту особенность большинства видов, зимующих севернее экватора, чрезвычайно важно учитывать при содержании их в неволе.
Чтобы побудить птиц активно петь или размножаться зимой, необходимо удлинить зимний день на несколько часов с помощью подсветки, ежедневно включая и выключая лампу в одно и то же время. Экспериментами показано: чем быстрее день достигает своей наибольшей продолжительности, тем быстрее развиваются и половые железы. Поэтому на практике, когда в минимальный срок требуется привести птиц в состояние половой активности, продолжительность дня сразу увеличивают до 16—19 часов.
Однако нельзя забывать, что длинный день оказывает стимулирующее действие лишь в том случае, если сменяет собой короткий день поздней осени или начала зимы. Следовательно, со стимуляцией половой активности не стоит спешить, и день лучше постепенно удлинять в ноябре или декабре. Ну, а если не терпится услышать песню пойманной на осеннем пролете птицы, сперва создайте для нее очень короткий день (8—9 часов в сутки) и только по прошествии 3—4 недель резко увеличьте экспозицию.
Далеко не всегда целесообразно активизировать птиц в зимнее время. Если хочется, чтобы птицы не только пели, но и строили гнезда, выводили птенцов, для этого следует использовать лето. Летом они могут жить в благоустроенной уличной вольере, питаться разнообразной витаминизированной пищей, принимать солнечные ванны, а потому имеют больше шансов удачно вырастить потомство.
Чтобы отодвинуть половую активность птиц на летние месяцы, всю зиму и весну нужно неукоснительно поддерживать «короткий зимний день». Тут не обойтись без светоизолирующей шторы. Укорачивая день, необходимо следить, чтобы штора поднималась и опускалась ежедневно в определенное время, так как чувствительность к свету особенно велика в пору утренних и вечерних сумерек. Начать увеличивать день птицам, от которых рассчитывают получить потомство, надо за 30— 40 дней до желаемого срока гнездования. Половая активность у разных видов длится от 50 до 90 дней. Изменить ее продолжительность внешними воздействиями почти не удается.
По истечении срока половой активности начинается линька—процесс замены старого оперения новым.
Оперение заменяется в определенной последовательности.
Этим линька отличается от процесса отрастания случайно утраченных перьев. Дирижируют темпами замены оперения железы внутренней секреции, активность которых в существенной степени зависит от внешних, фотопериодических условий.
Для нормального протекания линьки требуется более короткий, чем для половой активности, световой день. И не просто короткий, а сокращающийся, скажем, от 15—14 до 12—11 часов.
На постоянном или слишком длинном дне линька может прерваться, сильно затянуться и, наконец, превратиться в болезненный процесс, что иногда и наблюдается у птиц, содержащихся в неволе. Даже сами перья тогда формируются неправильно: растут очень медленно, становятся кривыми и не достигают нормальных размеров. Непригодны для линьки и условия слишком короткого дня. Для многих наших птиц день короче 10—12 часов полностью исключает линьку. Попав в такие условия, они остаются еще на год в старом, поношенном оперении.
Птицы, токующие и размножающиеся весной и живущие под открытым небом до осени, заменяют оперение нормально. В природе во второй половине лета и осенью день постепенно сокращается и каждый организм выбирает те сроки, в которые фотопериодические условия для линьки данного вида становятся наиболее подходящими. Сложнее дело обстоит с линькой птиц, активизированных при помощи дополнительной подсветки зимой.
Тут приходится внимательно наблюдать и с первыми признаками линьки (в это время на дне клетки появляются выпавшие перья) начать постепенно сокращать продолжительность дня, например через каждые 5 дней на 15 или 20 минут в сутки.
Тогда темпы линьки будут достаточно умеренными и ритмичными, самочувствие птиц нормальным, а новое оперение в полном объеме заменит старое.
Но существуют и такие сложные для комнатного содержания виды птиц, которые, несмотря на прекрасный уход за ними, живя летом и осенью под открытым небом, «не желают» заменять оперение.
Как правило, это птицы, линяющие в природе на местах зимовок.
Любители, державшие когда-либо чечевиц, хорошо знают, что они чрезвычайно плохо линяют в неволе. Вместо того чтобы заменять оперение в ноябре-декабре, они с середины зимы начинают «лысеть» и к концу зимовки представляют собой такие странные существа, что и птицами назвать их трудно. Голова, шея, плечи и другие части тела у них чуть ли не полностью лишены перьев. На крыльях остаются только маховые. Сами они становятся настолько жирными, что с трудом могут подлетать и удерживаться на жердочке.
Это явление заинтересовало нас, и для его исследования мы поставили серию опытов. Оказалось, что линька чечевиц не только находится под строгим фотопериодическим контролем, но и требует гораздо более короткой длины дня, чем линька других видов. Сигналом к началу линьки и непременным условием ее протекания для ленинградских птиц являются фотопериоды с продолжительностью дня от 10 часов 15 минут до 9 часов 45 минут. Без такого светового режима происходит столь сильное нарушение гормонального баланса организма, что формирование нового пера становится невозможным, а потому выпавшие перья не заменяются новыми и птица «лысеет».
Любопытным оказалось и то, что чечевицы как бы ищут во времени нужный фотопериод и приспосабливают к нему сроки своей линьки: с какого бы срока, начиная с ноября, ни задавать им необходимый световой режим, птицы дожидаются своего времени и лишь после этого приступают к линьке и нормально ее завершают.
Подобно чечевице, и другие виды, чья осенняя линька перенесена на сезон зимовки, предъявляют столь же строгие требования к фотопериодическим условиям. Например, линька дубровника приходится на сентябрь-октябрь, когда птицы уже находятся на зимних квартирах в Юго-Восточной Азии. Поэтому в условиях неволи они не линяют до тех пор, пока день не будет составлять 12—11 часов в сутки.
Кроме осенней линьки (постювенильной у молодых и послебрачной у взрослых) у ряда видов имеется еще одна — предбрачная. Она всегда проходит во время зимовки. К сожалению, о предбрачной линьке и необходимых для нее условиях известно пока очень мало. Оттого что мы не знаем требований птиц в этот период и, по-видимому, нередко их нарушаем, живут в неволе такие птицы очень плохо. Остальных же насекомоядных птиц, у которых нет зимней линьки (зарянка, соловей, чеканы, крапивник, завирушки), удается не только успешно содержать в неволе, но и изменять ритм их сезонной жизни но своему желанию: увеличивая день, заставлять петь зимой на три-четыре месяца раньше естественных сроков и при необходимости сокращать продолжительность их осенней линьки, быстро уменьшая длину дня.
Температура и влажность воздуха.
Соблюдать особый температурный режим и режим влажности для птиц умеренных широт так же строго, как режим освещенности или продолжительности светового дня, необязательно. И в природе значение этих факторов сильно варьирует, поэтому птицы приспособлены к жизни в довольно большом диапазоне их изменений. Многие виды можно круглый год содержать как в помещении с комнатной температурой, так и под открытым небом. Даже птицы, отлетающие в страны Средиземноморья и другие районы зоны субтропиков, в мягкие зимы довольно хорошо живут в уличной вольере. Это не значит, что они безразличны к температуре и влажности окружающей среды, но они обладают широкими адаптационными способностями.
Учитывая это, приходится выполнять ряд правил. Если зимой в уличной вольере содержатся виды, зимующие в наших широтах, то птицы должны находиться в физиологическом состоянии зимовки, а значит, их годовой цикл не должен быть изменен искусственным фотопериодом; их нельзя время от времени возвращать в теплое помещение, держать в нем несколько дней и снова выносить на мороз; кормление птиц в холодную пору должно быть особенно обильным и питательным, а корм всегда доступным — не смерзшимся; в сильные морозы нельзя допускать купания в воде, а потому для питья надо предлагать снег, а не воду. Если же зимой в неотапливаемом помещении содержатся виды птиц, в природе зимующие в более теплых странах — в зоне тропиков, то температура воздуха не должна в нем падать ниже минус пяти градусов Цельсия.
Ряд видов приспосабливается к низким зимним температурам не только за счет физиологических изменений в организме, но и за счет проявления особого поведения. К таким специальным формам поведения относятся коллективные ночевки в дуплах полевых воробьев и больших синиц, расположение на ночлег тесным комочком ополовников, ночевки под снегом чечеток, снегирей и других мелких птиц, не говоря уже о тетеревиных, выкапывающих себе норы в снегу. Поэтому в вольерах обязательно должны быть укрытия от ветра — гущина из сосновых и еловых веток, пушистый снежный сугроб, дуплянки для дуплогнездников.
Слишком высокие летние температуры в сочетании с прямыми солнечными лучами особенно страшны птицам. От перегрева птицы гибнут, пожалуй, чаще, чем от холода. Наиболее обычная причина гибели комнатных птиц — перегрев на солнце, когда жарким летним днем клетку выставляют за окно.
Высокая влажность воздуха сама по себе относительно легко переносится птицами, но при этом часто возникают различные заболевания, в первую очередь микозы (см. раздел «Болезни птиц. Их лечение и профилактика»).

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ СОДЕРЖАНИЕ В НЕВОЛЕ

Хлопоты, связанные с содержанием птиц, начинаются с момента отлова. Как только птица попала в руки, ее нужно обеспечить удобным помещением, кормом и питьем. Главная забота — заставить есть пищу, которой будет возможно кормить в последующие дни. Безусловно, это может быть только один из пригодных для данного вида кормов. Кормиться птица должна начать сразу же. Неверно было бы думать, что для привыкания к новой обстановке ей нужно дать время: посидит, освоится со своим положением, а тогда уж и есть станет. Напротив, чтобы птица смогла привыкнуть к новому месту и образу жизни, она должна не позднее чем через два часа после отлова начать кормиться.
Поэтому нельзя оставлять ее в покое до тех пор, пока она не «возьмется за корм». Если же, несмотря на все старания, птица не ест, стала пухлиться и прятать голову под крыло, но еще не ослабела настолько, что не может летать, необходимо поскорее выпустить ее на волю.
Куда и как поместить птицу.
Существует представление, что пойманную птицу следует приучать к ограниченному пространству клетки постепенно. Для этого сперва ее нужно поместить в большую вольеру, а затем переводить в клетки все меньших размеров, пока она не привыкнет к размерам той клетки, в которой будет жить постоянно. Такое представление неверно. Опыт содержания и приучения птиц к неволе показывает, что корм и питье в клетке должны непрестанно находиться в поле зрения только что пойманной птицы, в то время как окружение клетки должно быть как можно менее заметным.
В большой же и просторной вольере корм может оказаться незаметным, а широкий обзор из нее побуждает птиц искать выхода на свободу. Поэтому пойманную птицу лучше посадить в специально предназначенную для такого случая кутейку или в садок-переноску, пролетку, наконец, в обычную маленькую клетку, завесив ее белой тонкой материей, хорошо пропускающей свет
. Кутейка подобна небольшой клетке (для мелкой воробьиной птицы ее размеры 20 на 30 на 20 сантиметров), но вместо стенок и потолка из прутьев у нее изготовляется лишь проволочный каркас, на который надевается сверху или подвешивается изнутри чехол из белой не очень плотной ткани. Вместо дверцы вшивается застежка, например «молния».
Устройство садка и пролетки описано дальше, поскольку они используются в основном для перевозки птиц. Если выбрана обычная, относительно высокая клетка, из нее следует убрать жердочки или укрепить их у самого пола. Жердочки нужны лишь тем птицам, которым не свойственно собирать корм, бегая и прыгая по земле, например мухоловкам, длиннохвостой синице или камышевкам.
Однако куда бы ни были посажены птицы, нужно обеспечить себе возможность наблюдать за их поведением и при этом быть незаметным: проделать специальный глазок в стенке садка, кутейки, оставить небольшую щель между складками закрывающей клетку материи. Даже в завешенной клетке без жердочек птицы могут вести себя неспокойно, они подлетают вверх или, трепеща крыльями, ползают по решетке.
Таким птицам обычно связывают крылья. Подготавливают мягкую нитку, для прочности складывая ее несколько раз. В левую руку берут птицу хвостом вперед. Концы нормально сложенных па спине крыльев соединяют, слегка перекрещивая. Под место перекреста подводят нитку и, обхватив ею сразу оба конца крыльев, затягивают узел. Поверх первого узла завязывают еще два, каждый раз при этом резко дергая нитку. После того как узлы туго затянуты, свободные концы нитки коротко обрезают, чтобы не оставалось никаких петель и не было возможности за что-нибудь зацепиться. Когда птица «возьмется за корм» и освоится в клетке — обычно уже через день, нитку разрезают.
При отсутствии обзора из клетки даже сразу после поимки многие особи ведут себя спокойно и с развязанными крыльями. Прежде чем решить, нужно ли связать ту или иную особь, за ней следует понаблюдать в течение нескольких минут.
Пойманных птиц нужно держать поодиночке, но можно посадить их и группами, так, конечно, чтобы птицам не было тесно. В одну клетку помещают не больше птиц, чем при обычном длительном содержании. Из-за различий в характере, сообразительности, опыте одни птицы начинают кормиться в клетке раньше других и своим поведением демонстрируют остальным, что корм съедобен.
Таким образом, подражательная способность, которая на воле играет в жизни этих животных огромную роль, сослужит им добрую службу и при таких необычных обстоятельствах. Поэтому же бывает полезным посадить в группу диких птиц одну особь, приученную к клетке. Необязательно даже, чтобы она относилась к тому же виду, что и пойманные, лишь бы активно ела предложенный корм и вела себя мирно.
Как это ни странно, особенно много хлопот доставляют не молодые, а взрослые птицы. К ним-то в первую очередь и приходится подсаживать умеющих кормиться в клетке. Взрослые особи более осторожны и консервативны в выборе пищи, у них сильнее выражено стремление вырваться на свободу. В результате нередко, так ничего и не добившись, взрослых птиц приходится отпускать на волю.
Всем, видимо, ясно, что крупных хищников нельзя сажать в одно помещение с другими птицами, но, наверное, не каждый знает, что даже некоторые мелкие птицы могут вести себя как настоящие хищники. Прежде всего это сорокопуты (особенно самый крупный из них — серый сорокопут), дятлы, многие врановые. Они могут учинить расправу не только над представителями более мелких видов, но и над себе подобными. Отдельные виды птиц наделены мощными клювами, которыми в природе пользуются лишь для обработки грубой растительной пищи.
Попадая в тесное помещение, напуганные близостью других птиц, они могут серьезно поранить соседей. Поэтому таких птиц, особенно обыкновенного или арчевого дубоносов, лучше изолировать от других видов, если же клетки очень малы, то и от себе подобных. Даже среди самых мирных видов с обычными, не очень крепкими клювами попадаются подчас особи, ведущие себя крайне агрессивно, способные забить соседей до смерти. Чаще всего такие агрессоры встречаются среди зарянок, поползней и больших синиц. Все это заставляет чрезвычайно ответственно относиться к размещению пойманных птиц и очень внимательно контролировать их поведение в клетках в первые часы.
Состав и способы преподнесения корма. Пожалуй, стоит еще раз обратить внимание на то, что пойманную птицу надо сразу же начать приучать к тому корму, которым можно обеспечить ее во все последующие дни и который удовлетворял бы ее основные потребности в пище. Исходя из этого, в большинстве случаев приходится предлагать птице иной корм, чем тот, который она привыкла добывать в природе.
Представьте, что какому-то любителю птиц повезло и он, встретив стаю щуров, рассевшуюся кормиться на алых гроздьях рябины, поймал малинового красавца. Щур доставит много хлопот, если попытаться кормить его рябиной. Хорошо, если выдался урожай и плоды удалось запасти в большом количестве. Сколько же ягод рябины нужно поместить в клетку, чтобы птица насытилась?
Ведь на воле, перелетая с дерева на дерево, она кормится почти весь короткий осенний день. А если щуры в данный сезон питались не рябиной, а еловой или ивовой почкой? В любом случае щуру придется предложить зерновой корм, например семена подсолнуха. Но переменить рацион не так просто, как может показаться. Сталкиваясь с необычным кормом, птица как бы не понимает, что он съедобен. Чтобы облегчить вынужденный переход с одного вида пищи на другой, насекомоядным для начала предлагают живой корм (муравьиные коконы, личинки мух, мучных червей и т. д.), зерноядным — зерновую смесь, семена которой преподносятся в максимально доступной форме (подсолнух или конопля, например, раздавливаются).
Первую порцию корма (живого или зернового) насыпают не в кормушки, а на дно клетки. При этом следят, чтобы пища не загрязнялась и не затаптывалась, подсыпают в случае необходимости еще. Птицы, бегая по дну клетки или сидя на низких жердочках, откуда без труда до корма можно дотянуться, имеют его в поле зрения постоянно. Рассыпанный по полу, он выглядит естественнее, чем в кормушках, и птицы быстрее за него принимаются.
После того как птица начнет брать пищу со дна клетки, помещают следующую порцию в кормушку. Когда из живых кормов используют мучных червей, их предварительно частично обездвиживают, либо сильно охлаждая, либо придавив головки. Такие личинки продолжают шевелиться, но не расползаются по щелям. Впрочем мучных червей можно дать в кормушке, и не прибегая к их обездвиживанию. Птицы на них начинают реагировать очень быстро, как бы они не преподносились. Если нет мучных червей и в распоряжении имеется, скажем, лишь муравьиное «яйцо», могут возникнуть неприятные осложнения. Среди насекомоядных попадаются отдельные особи, которые не притрагиваются к корму, пока он неподвижен. Для таких птиц на дно клетки бросают горсть коконов вместе с живыми муравьями. Взрослые насекомые подхватывают куколок и тащат их по клетке, чтобы скорее спрятать в безопасном месте.
«Шевелящееся яйцо» привлекает к себе внимание, и птица начинает им кормиться. Муравьев не должно быть в клетке много (не более одного-двух десятков), иначе корм будет быстро растаскиваться, а птиц будут беспокоить укусы насекомых. По этим же причинам, как только птица приступит к поеданию куколок, взрослых насекомых из клетки удаляют.
Своеобразие способов передвижения и сбора корма в природе у некоторых видов иногда становится существенным препятствием при приучении к обычным клеточным условиям. Уже говорилось, что приучить стрижей и козодоев брать корм из кормушек или с земли не удается. Однако если для ряда видов располагать корм вроде необычным способом, но тем самым хотя бы грубо имитировать характер его размещения в природе, то хлопоты могут увенчаться успехом и птица начнет есть новую пищу. В нашей практике мы столкнулись с такой ситуацией, отловив для экспериментов болотных камышевок.
В природе камышевки снуют в густой траве, склевывая насекомых со стеблей и листьев. Мы же рассыпали корм но полу, жердочки укрепили в низком положении. Птицы никакого внимания на него не обращали. Поняли же съедобность муравьиного «яйца» они лишь после того, как, нарвав пучки из вейника, смочив их водой и обсыпав муравьиными коконами, мы поместили их в клетки.
Живой корм является, как известно, лучшим кормом для насекомоядных, но обеспечить такой пищей в течение всего времени содержания своих питомцев обыкновенно невозможно. Поэтому уже в первые часы жизни в неволе птиц постепенно переводят на обычный мягкий корм. Как только птицы стали есть живой корм из кормушек, его заменяют смесью из муравьиных коконов или личинок мучных хрущей с мягким кормом. Первоначально эта смесь дается в такой пропорции, чтобы преобладали живые компоненты. Затем их концентрацию все более и более уменьшают, пока не доводят до вполне доступной.
Смесь мягкого корма с муравьиным «яйцом», как правило, лучше принимается, чем смесь его с мучными червями. Птицы продолжают выбирать личинки жуков из корма, оставляя остальные его элементы нетронутыми. Тогда мучных червей режут пополам. Когда птицы привыкнут есть половинки, их режут на еще более мелкие части. К кусочкам личинок прилипают крошки мягкого корма, и постепенно и они начинают поедаться.
Для некоторых птиц удобными становятся другие виды живого корма. Так, для приучения к мягкому корму дроздов можно пользоваться дождевыми червями. В отличие от мучных червей их сразу же надо разрезать по меньшей мере пополам, иначе черви очень быстро расползаются. Лучшим переходным кормом для куликов является мотыль.
Есть виды птиц, которые не нуждаются в последовательном приучении к кормлению в неволе. Например, вороны едят самую различную пищу: булку, каши, мясо, творог, рыбу,— и набрасываются на нее буквально сразу же, как только попадают в клетку. Так же реагируют на живой корм многие хищники.
Транспортировка. Хорошо, если птиц удается отловить вблизи дома. Но чаще всего за ними приходится отправляться далеко, и место будущего жительства от пункта ловли отделено часами пути. Для лабораторных исследований нередко требуется перевозить птиц на сотни и тысячи километров. При очень больших расстояниях лучше всего пользоваться самолетом. Но в этом случае из-за нелетной погоды на трассе существует угроза задержки в пути на одни — двое суток. Если же на такие расстояния следует перевезти не единицы, а десятки или сотни птиц, что нередко требуется для научных целей, то проблема транспортировки становится очень серьезной. Сразу же нужно предостеречь, что прежде чем пускаться в столь далекое путешествие, птицам надо дать время (не меньше двух суток) привыкнуть к жизни в клетке и научиться есть корм.
В любом случае, придется ли везти птиц из пригорода домой или перевозить их из одного конца страны в другой, при транспортировке лучше пользоваться специальными клетками — садками-переносками и пролетками.
Это плоские клетки такой высоты, что птицы могут в них бегать и нормально сидеть на жердочках, укрепленных у дна, но не могут подлетать кверху. Садок-переноска, как и всякий садок, имеет сетку лишь с одной стороны, например сверху. Поскольку садок всегда в руках, всегда под присмотром, то нет необходимости использовать для его изготовления прочную металлическую сетку. Она тяжела и чаще ранит птиц. Поэтому верх садка затягивается капроновой или хлопчатобумажной сеткой с ячейками таких размеров, чтобы птицы не могли просовывать головы (для мелких воробьиных—10— 14 миллиметров). Дно и стенки садка легче всего изготовить из тонких дощечек. Самая простая дверца для садка — задвижка на упорах из загнутых гвоздиков. Гвоздики забиваются изнутри, вышедшие наружу концы загибаются под прямым углом, так, чтобы они придерживали задвижку.
Такой садок имеет неоспоримые преимущества перед другими клетками, поскольку очень прост в изготовлении. Отправляясь в далекую экспедицию, достаточно захватить с собой лишь кусочек дели.. Остальное всегда найдется под рукой. Затратив час-другой, садок-переноску может смастерить каждый. Для перевозки 10—15 мелких птиц удобен садок с размерами 60 на 30 на 7 сантиметров. Если есть необходимость перевозить в несколько раз большее их число, тогда садки одинакового размера ставят один на другой. Между ними кладут по две планочки толщиной один-два сантиметра. Через образовавшиеся между садками зазоры в них проникает достаточное количество не только воздуха, но и света, и птицы могут кормиться в пути.
Верхний садок в связке подобного рода накрывается жесткой крышкой, сделанной из куска фанеры или пластика, которая также накладывается на планки-прокладки. Из связки довольно плохо видно окружение, свет проникает в нее не сверху, а почти сбоку, и поэтому птицы ведут себя относительно спокойно.
Садок-переноска как временное помещение для птиц широко используется в полевых орнитологических исследованиях. Специалисты, работая с большими ловушками, иногда отлавливают до тысячи птиц в день. Как быстро ни осматриваются и ни кольцуются птицы, некоторое время их приходится держать в садках-переносках. Необходимость сажать в садки все новых и новых птиц из приемников ловушек и вскоре вынимать их из садков заставила применить особый садок, у которого вместо дверцы прилаживается матерчатый рукав. Его достаточно только подогнуть, чтобы птицы не вылетали.
Пролетка — настоящая клетка с невысокими боковыми решетками, вытянутая в длину. Используется пролетка как для перевозки птиц, выдержки и приучения к неволе только что пойманных, так и для размещения манных птиц на току. Поэтому на деревянные ее бортики устанавливаются жердочки. Перелетая с жердочки на жердочку, птицы привлекают к себе внимание вольных сородичей. Этим и объясняется ее относительно большая высота по сравнению с высотой садка-переноски. Для транспортировки пролетка используется благодаря удобной плоской форме, небольшим размерам и легкости. Чтобы не беспокоить птиц в пути, на пролетку надевают белый матерчатый чехол или оборачивают ее светлой тонкой бумагой. Дверца находится на верхней съемной решетке. Съемность крышки позволяет птицелову заготовить несколько пролеток таких размеров, чтобы одна вставала внутрь другой, что облегчает доставку пролеток к месту лова. Обычные размеры пролетки для воробьиных 60 на 30 на 17 сантиметров с высотой боковых бортиков 5—6 сантиметров. При перевозке в одну пролетку можно посадить до 20 чижей или до 12 зябликов, овсянок и других птиц сходной величины, то есть гораздо более плотно, чем на постоянном месте жительства.
Если требуется перевезти только одну птицу или нужно изолировать драчливую, то следует пользоваться «барашком» или клеткой большего размера, когда птица крупнее мелких воробьиных. Размеры клетки выбираются такими, чтобы птица могла в ней свободно стоять, сидеть и, взмахивая крыльями, не касалась стенок, то есть руководствоваться в этом случае надо теми же правилами, по которым подбирается барашек.
В чем бы ни перевозили птиц при длительной транспортировке (для певчих это более одного-двух часов пути), они должны быть обеспечены кормом и питьем. Сухой и живой корм насыпают прямо на дно садка или клетки, а если дается мягкий корм, то по понятным причинам его приходится класть в кормушки. Когда в пути тряско, кормушки жестко фиксируют, чтобы они не ездили по клетке.
Лучше это делать с помощью проволочного кольца, в которое кормушка вставляется. Привинчивать сами кормушки к дну или бортикам клетки не следует. Это значительно затруднит их чистку, а в пути сделает ее просто невозможной.
Поить птиц лучше на остановках, помещая в клетки поилки с водой па 5—10 минут через каждые два-четыре часа пути. Зимой на морозе поить птиц следует снегом, давая его также в поилках, поскольку как от воды, так и от снега, насыпанного на дно клетки, сильно намокает оперение и в холодную погоду птицам грозит гибель от переохлаждения.
В некоторых случаях добраться до дому после долгого пути удается лишь с наступлением темноты. Прибыв на место, несмотря на то что за окном стемнело, птиц необходимо подкормить. Не пересаживая в другие клетки, их освещают яркой лампой, ставят корм и воду и дают возможность поесть в течение одного-двух часов. Только после этого выключают свет, а с рассветом расселяют птиц по постоянным местам жительства.
 

Носков Г.А., Рымкевич Т.А., Смирнов О.П.
 
Источник  
«Ловля и содержание птиц» Л.: Из-во ЛГУ 1984 г.

 

Закрыть ... [X]

Учебное пособие: изготовление ножа Статус о настоящем человеке


Чем ценна ручная работа Продать или купить аккаунт rich birds
Чем ценна ручная работа Содержание птиц в неволе
Чем ценна ручная работа Apos;отпал' ноготь, но новый не растет( что делать? / что)
Чем ценна ручная работа «Сонник Река приснилась, к чему снится во сне Река»
Чем ценна ручная работа Березовый деготь с молоком
Чем ценна ручная работа Биография Мерилин Керро экстрасенса
Чем ценна ручная работа Домашний лазерный эпилятор Фотоэпилятор
Чем ценна ручная работа Евреи и секс